Важные новости16 октября 2018
НАТАЛИЯ КАМЕЛЬЗОН: «Я ВИЖУ, КАК ВСЕ БОЛЬШЕ СПОРТИВНЫХ ОБЪЕКТОВ ПОДКЛЮЧАЮТСЯ К FITSTARTER»

Наталия Камельзон прошла в теннисе огонь, воду и медные трубы. Начиная в качестве игрока, она продолжила свою карьеру тренером, затем стала руководителем теннисной школы «Белокаменная», которую возглавляет по сей день. А последние четыре года Наталия Александровна большую часть своего времени посвящает турнирам в Санкт-Петербурге, являясь генеральным директором ООО «Формула Теннис-Хоккей» и исполнительным директором St. Petersburg Open и St. Petersburg Ladies’ Trophy. О своём теннисном пути, о подрастающем поколении, о взаимоотношениях с федерациями и чиновниками и о том, что происходит за кулисами турнира, она откровенно поделилась с Fitstarter.

 

— Наталия Александровна, у вас очень большой теннисный бэкграунд, расскажите об основных его этапах.

— Вся моя жизнь связана только с теннисом. Кроме тенниса я ничем профессионально не занималась. На начальном этапе это была моя личная спортивная карьера. Я играла в теннис в Советском Союзе. Тогда всё было немного по-другому организовано, носило иной характер. Соревнования также проходили совсем по-другому. Мы были закрыты для выезда за рубеж, варились внутри страны. Но в стране была очень высокая конкуренция. Буквально у каждой республики были свои команды с очень внушительными по силе составами. Игроки бились не на жизнь, а на смерть, а уровень тенниса был очень высокий. Было много хороших сильных тренеров, которые жили теннисом. Они отличались от нынешних с точки зрения своего отношения к спорту.

После окончания игровой карьеры я поступила в Московский институт физической культуры. После окончания вернулась в Донецк, где начала тренерскую карьеру. Тогда в Донецке была сильная школа олимпийского резерва, где я сначала работала тренером, а затем стала директором этой школы. В то время в Донецке находился потрясающий, лучший по тем временам стадион, где проводились матчи Кубка Дэвиса. А построил этот стадион Владимир Наумович Камельзон. Спонсором – меценатом выступила Донецкая Железная дорога. На тот момент это была крупная, мощная организация. И ни один матч Кубка Дэвиса в Донецке не был проигран.

Затем на протяжении некоторого времени я работала в Адлере. Кстати, на одном из стадионов этого города проводился первый турнир Кубок Озерова. Это вообще был первый юниорский турнир ITF первой категории, который получила наша страна. Он до сих пор существует, теперь проводится в Рязани. Это турнир с богатой историей и традициями. После Адлера судьба забросила нас с Владимиром Наумовичем в Красноярск.

 

— Это совсем другая часть страны.

— Да, именно в этом городе мы провели последний чемпионат СССР, после которого страну затронули перемены. Затем мы оказались в США. За три года в Америке сумели подготовить Татьяну Панову с нуля очков до 1-й в мире до 18 лет. После вернулись в Москву.

 

— И как раз с этого момента и ведёт историю «Белокаменная»?

— Сейчас школе уже 23 года. Мы начали деятельность, имея всего один корт, который находится над одним из залов театра Эстрады. В достаточно сжатые сроки мы сумели построить одни из лучших кортов Москвы, открытый стадион, на который переехал и проводится по настоящее время Открытый чемпионат Москвы – один из самых крупных турниров города.

 

— Именно на этих кортах росли Дарья Гаврилова, Евгений Донской?

— До Гавриловой и Донского на этих кортах росло ещё много других спортсменов. Например, Евгения Линецкая, которая достаточно быстро поднялась по рейтингу WTA. И хочу отметить, что для неё стал успешным турнир «Нева Кап», который проводился в Санкт-Петербурге. Именно здесь она смогла завоевать внушительное количество очков, которые ей помогли.

Кстати, этот турнир имеет тоже довольно богатую историю. Первые два года он проводился в категории «25 тысяч», а потом соревнованию удалось получить категорию «50 тысяч». И Линецкая смогла с wild card выиграть этот турнир. После этого она поднялась сразу на сто с лишним позиций, что помогло ей и в дальнейшем прогрессировать в туре. Кроме Линецкой также хочу отметить Виталию Дьяченко из Сочи, которая выступает в туре и по сей день. После Виты Дьяченко уже был Евгений Донской.

Потом было довольно много игроков умеренно высокого уровня, а затем появились такие фамилии, как Гаврилова и Хромачёва. Дарья Гаврилова сегодня играет, но уже за Австралию. Дарья очень способная и талантливая девушка. Но у каждого своя теннисная судьба. Сейчас Дарья выступает удачно, занимает высокую позицию. Обе девушки в течение долгого времени занимали первую строчку в рейтинге ITF. Они выступали за сборные всех возрастов. И при них наша команда фактически всегда занимала ведущие позиции. Это был очень хороший возраст – 1994 и 1995 года. К этой же возрастной группе относится и Евгений Карловский, который, как вы видели, играл на нашем турнире в парном разряде. В последнее время он начал себя проявлять.

 

— А есть игроки, которые выросли на ваших соревнованиях, пройдя от первенств Москвы до ATP и ITF?

— На первенстве Москвы, которое я также провожу уже много лет, в своё время играли участники основных сеток Ladies Trophy и St.Petersburg Open. В числе таких игроков Кравчук Константин, Донской Евгений, Сафиуллин Роман, Рублёв Андрей, Карловский Евгений, Карацев Аслан, Хачанов Карен, Бублик Александр. Интересно, что в какой-то момент Карацев играл примерно в одну силу с Хачановым, но сейчас Карен сделал просто рывок наверх.

 

— Вы сейчас назвали фамилии теннисистов, которые будучи юниорами, занимали высшие позиции. Также вспомним, что за последние годы нашими юниорами было выиграно огромное количество «мэйджоров» — начиная с Кузнецова и заканчивая Софьей Жук. А в чём причина того, что уже во взрослом туре эти игроки, хоть и прогрессируют, но не занимают ведущих позиций?

 

— Здесь трудно выделить какую-то одну причину. Это целый комплекс проблем. Прежде всего это условия тренировок и их цена. Например, если взять Анастасию Потапову, то мы видим, насколько важна роль своего клуба в становлении спортсмена. Учредитель академии в Химках Александр Островский является её спонсором и создал лучшие условия и прекрасную команду профессионалов. И сегодня мы видим результат, 17-летняя Анастасия Потапова стоит в сотне. Но далеко не все могут похвастаться подобной базой. А ведь игроку нужны и зимняя, и летняя базы, возможность заниматься физической подготовкой и т.д.

Сейчас в большинстве клубов такой возможности нет. Поэтому игрокам приходится ездить в разные концы города через пробки, чтобы позаниматься теннисом и ОФП. А ведь ещё нужно помнить и об учёбе. Игроку и его семье просто не хватает сил и денег. Именно по этой причине где-то в возрасте 14-15 лет, когда речь идёт о принятии решения о продолжении спортивной карьеры, многие игроки принимают решение уезжать тренироваться за границу.

Та же Касаткина после победы на турнире Moscow Open уехала тренироваться в Чехию. И многие ребята оказываются в других странах. И это не по той причине, что они не любят свою страну, а просто потому, что там это комфортнее. У нас далеко не все базы отвечают высоким современным стандартам. Также игроки едут в поисках высококлассных специалистов. И это при том, что наш детский теннис – лучший теннис в мире. Наши тренеры работают абсолютно по-другому.

 

— А в чём кардинальное отличие?

 

— Мы живём с игроком. Мы знаем, что игрок делает, что ест и пьёт. Наши тренеры становятся частью семьи теннисиста, общаясь и с ребёнком, и с его родителями. На Западе же всё на договорах, контрактах.

 

 

— Если сравнить несколько поколений: поколение того же Донского с нынешним поколением игроков, которым сейчас 16-18 лет, то какие основные различия в личности, в характере игроков вы бы выделили?

 

— Всё формируется в среде. Сегодня среда меняется, меняются также и условия жизни современных детей. Преобладают новые информационные технологии: компьютеры, гаджеты. Всё происходит быстрее, а также быстрее приходит понимание всего. Нынешние дети намного более продвинутые, если выражаться современным языком. С другой стороны, эти дети более эгоистичные и агрессивные, но при этом более мотивированные и активные.

 

 

— С ними сложнее работать?

 

— Судя по отзывам коллег, сейчас намного сложнее. Чаще всего в теннис играют дети, родители которых имеют определённый финансовый достаток. И дети этих родителей не всегда выкладываются на корте на все 100 процентов. В те игровые моменты, когда нужно проявить характер, стиснуть зубы, у игроков начинают преобладать эмоции. Это мешает тренеру добиваться того, чтобы игрок показывал свой максимальной результат.

 

 

— Сейчас очень много способных молодых игроков, которые уже показывают высокие результаты. А что вы можете сказать по поводу подрастающего поколения теннисистов, о тех, кому 16-17 лет?

 

— К сожалению, очень трудно назвать конкретные фамилии, но я хочу отметить, что все наши сборные команды не выпадают из призёров. У нас хорошая команда 16-летних девушек. Они выиграли фактически всё, что возможно. Может, конечно, не столь удачно играют 18-летние. Но зато 14-летние также показывают прекрасный результат. А особенно сильная команда у тех, кто совсем недавно перешёл из возрастной категории «до 12» в «до 14».

Например, могу выделить фамилию Барташевич (Ярослава Барташевич — входит в сборную команды Москвы). Это очень боевая команда, девочки уже завоевали немало трофеев. Но хочу отметить, что всё же нынешняя финансовая ситуация отражается на количестве турниров и на количестве начинающих играть в теннис. Так, например, на моём турнире сетка несколько лет назад была гораздо плотнее. Если раньше играли 15-20 человек примерно равного высокого уровня, то сейчас количество таких игроков сократилось до 10. Остальные, скорее, относятся к игрокам среднего уровня. Также очень мало стало приезжать иногородних игроков высокого уровня.

 

 

— Теперь хотелось бы перейти к другой вашей важнейшей работе. Речь пойдёт о турнирах ATP и WTA. На ваши хрупкие плечи ложатся разные виды работ: это и приглашение игроков, и взаимодействия с международными спортивными организациями и многое другое. А что наиболее сложно для вас?

 

— Турнир – это огромный механизм, в котором задействовано множество разных людей из различных сфер. Мы находимся на «Сибур Арене», а это по существу – баскетбольная площадка. Это не теннисная конструкция, да и вокруг нет ничего теннисного. И нам приходится за кратчайшее время приспособить этот зал для проведения соревнования такого высокого уровня. У нас в стране вообще нет специализированных теннисных стадионов для проведения соревнований такого уровня. А ведь все страны, в которых проводятся турниры даже уровня «250» имеют приспособленные стадионы. Особенно это касается США, где на территории каждого штата действует по несколько стадионов, которые могут принять 12-15 тысяч болельщиков.

Поэтому, отвечая на ваш вопрос, хочу сказать, что самое трудное и дорогостоящее – это база. Понимая, что мы проводим турнир не один раз в год, и не один год, мы приобрели дорогое покрытие высочайшего уровня. Это пять современных площадок, на которых мы раз в году обновляем мастику. У этих кортов долгий срок службы. Это покрытие нравится игрокам. Оно основано не на бетоне, а на дереве, поэтому несколько помягче, чем в Австралии или США. Для игроков условия игры – самое главное. А для зрителей важно, чтобы играли сильнейшие теннисисты.

В 2015 году, когда мы взяли на себя смелость провести юбилейный XX турнир в Санкт-Петербурге, работой по приглашению игроков занимался Евгений Кафельников. Он прекрасно знал игроков, сам играл фактически на всех турнирах Большого Шлема среди ветеранов, и ему эта кухня была хорошо знакома. Нам было очень важно собрать хороший состав участников. Ведь все помнили, что до этого турнир постепенно умирал. Был старый зал, уровень игравших игроков падал. И вот в 2014 году турнир не проводился из-за того, что СКК пришёл в такое состояние, при котором турнир проводить было нельзя. В итоге соревнование собирались провести в Израиле, но из-за политической ситуации он не состоялся и там.

 

 

— Не страшно было взяться за организацию турнира такого уровня?

 

— Взять на себя такое мероприятие – очень ответственный шаг. И мы не ударили в грязь лицом. Игрокам понравилось, и на следующий год приехал фактически тот же состав, включая Бердыха, Вавринку (сразу после победы в США), Баутиста Агута, Раонича и других высококлассных игроков. Так что созданные условия и сформировавшийся имидж позволяют держать нам марку. За эти три года мы хорошо изучили систему ATP, наладили контакты с ведущими игроками, узнали, как всё это работает изнутри. Хочу отметить, что уже за первый год мы прошли очень хорошую школу. И этот опыт дал нам возможность получить пятилетнюю лицензию на проведение турнира WTA.

 

 

— St.Petersburg Open оказался словно между Сциллой и Харбидой, между матчами «Кубка Дэвиса» и новым «Кубком Лэйвера». В следующем году у «Кубка Дэвиса» поменяется формат, накануне нашего соревнования не будет важных матчей «Кубка Дэвиса». Это поможет сделать состав участников питерского турнира ещё сильнее?

 

— Как раз сейчас на нашем турнире присутствовали представители того самого оргкомитета, которые будут проводить со следующего года Кубок Дэвиса. У меня перед нашим интервью состоялась с ними встреча. Они удивлялись, как на таком маленьком пятачке мы смогли всё организовать. И дело в том, что мы узнали, что в планы этого комитета входит перенос Кубка Дэвиса после 2019 года на сентябрь. Так, чтобы турнир игрался сразу после US Open. Их не устраивает, что согласно нынешнему положению дел, «Кубок Дэвиса проходит в ноябре после Итогового чемпионата мира. Ведь игроки отыграли непростой длинный сезон, восьмёрка сыграла ещё и на Итоговом турнире, а многие в это время планирую уже переезжать на другой континент для подготовки к новому сезону, который стартует в Австралии и Азии. Но на данный момент у них по этому вопросу не возникло чёткого консенсуса с ATP.

ATP же в свою очередь не очень хочет уступать свои недели этому турниру. И пока непонятно, как это отразится на нас. Я считаю, что у нас вполне хорошая неделя – между US Open и серией азиатских турниров. Как правило, сильные игроки, которые удовлетворены своими выступлениями, не принимают участия на следующей после St. Petersburg Open неделе. Там скорее стремится сыграть молодёжь. И я не могу сказать, что мы на себе не почувствовали влияния Кубка Лэйвера. Мы всё-таки проводим турнир категории «250». И для нашей категории у нас прекрасный состав участников. А вот перенос в календаре Кубка Дэвиса может коснуться нашего турнира. Но ещё раз отмечаю, что пока что они не договорились об изменениях в календаре.

 

 

— А как вы в целом относитесь к новому формату Кубка Дэвиса?

 

— Исторически Кубок Дэвиса – это соревнование наций. Конечно, с одной стороны игрокам новый формат может быть гораздо более удобным: это сокращение нагрузок и сетов, уменьшение игровых дней и переездов, в целом, большая компактность турнира. Но турнир имеет опасность потерять свой дух. Ведь каждая страна имеет право видеть своих игроков, болеть за них, проводить матчи, в том числе, в случае выхода в финал и провести финальный матч. Время покажет, потеряет ли этот турнир свой дух. Но хочу отметить сам факт, что такая структура, как ITF желает проводить реорганизацию, экспериментировать – это само по себе неплохо.

 

 

— Общение организаторов с игроками и журналистами на текущем турнире превратилось из дежурной работы в своего рода шоу: пари, «челленджи», интересные высказывания. Началось это ещё с пресс-конференции накануне турнира. Это продуманный пиар-план или креатив каждого из участников?

 

— Это спланированные акции. И их планировал Александр Иванович Медведев (заместитель председателя правления ПАО «Газпром»). У нас вообще очень много мероприятий не только на самой арене, но и в целом, по городу. Мы начали проводить подобные мероприятия ещё летом, задолго до начала соревнования. Второй год подряд мы участвует в фестивале «Экофест», который входит в тройку самых крупных фестивалей России. Там мы презентовали наш турнир, проводили открытую площадку. И что интересно — наша площадка была самой посещаемой и самой красивой из всех. В итоге мы даже приняли решение перенести ее в парк рядом с ареной. Мог поучаствовать любой желающий.

Также мы проводим много соревнований для детей без рейтинга по программе «10 S». В течение длительного времени мы каждую субботу проводили турниры выходного дня для детей, не имеющих рейтинга РТТ. Участники этих турниров собираются из разных школ Санкт-Петербурга и Москвы. А победители соревнований получают право поучаствовать в мастер-классах со звёздами тенниса. Мы активно работали в соцсетях, проводили множество конкурсов, разыгрывали даже «айфоны». Также мы стали первыми организаторами турнира, принявшими решение провести соревнования по кибертеннису. На матчах вечерний сессии в сопровождении с игроком выходит ребёнок – победитель того или иного конкурса в соцсетях и участвует в подбросе монетки перед началом поединка. Мы стараемся приблизить зрителя к процессу соревнования.

 

— С каждым годом всё интереснее становится работа пиар-службы.

 

— У нас довольно молодая креативная команда этим занимается. У них постоянно рождаются интересные идеи, которые мы воплощаем в жизнь.

 

 

— С 2020 года Итоговый турнир среди мужчин может покинуть Лондон. Когда проходили выборы места проведения Итогового турнира WTA, Санкт-Петербург был одним из фаворитов и проиграл лишь на самом финише. Будет ли Санкт-Петербург конкурировать за ATP?

 

— Я очень расстроилась после ситуации с турниром WTA. Мы сделали всё возможное и невозможное, чтобы его получить. Мы ездили в США на презентацию. Тогда лично наш турнир представляла с презентацией Елена Дементьева. Но Китай оказался сильнее в финансовом плане. Хотя на тот момент у них даже не было площадки. За это время они должны построить стадион.

 

 

— А как же всё-таки с возможностью побороться за Итоговый ATP?

 

— Мы уже имеем опыт. И знаем: для того, чтобы попасть в число претендентов, необходимо было пройти ряд согласований, гарантировать определённые набор вещей, в числе которых призовой фонд, определённые условия проведения. Также требованиям должен соответствовать стадион, посещаемость, стандарты качества проведения.

У Санкт-Петербурга есть преимущество. Ведь это чудесный город, красивейший и уютный город. Но участие в этой заявке – дело непростое. К тому же, главный урок предыдущего опыта – во главе угла лежит финансовая сторона. И эта сторона, к сожалению, зачастую перебивает все остальные плюсы. У нас на руках положение об условиях участия в этой борьбе. Эти условия сложнее, чем были у WTA, и в первую очередь опять же с финансовой стороны. Но если мы получим какую-то государственную поддержку, будем участвовать. А на данный момент мы уже заполнили первоначальный бланк.

 

 

— У вас не возникало идеи после обидного поражения в конкурсе WTA предложить что-то вроде Next Gen?

 

— На нашем женском турнире были все первые лица WTA, и мы обсуждали, какое новое событие мы можем организовать вместе. Сейчас Александр Иванович Медведев, продолжает общаться с командой Жерара Пике по поводу сотрудничества с теми проектами, которые они предлагают. В общем, мы пробуем обсуждать различные идеи с обеими организациями. Так, например, есть идея организовать кубок мира среди звёзд и ветеранов, кубок мира, где в команде будут играть мужчины и женщины.

 

 

— Как вы считаете, может ли Fitstarter помочь в популяризации тенниса?

 

— Я хорошо знаю Fitstarter, у нас в этой области есть точки соприкосновения, ряд совместных идей. Считаю, что вырисовывается хорошая перспектива. Ваш проект довольно масштабный, и я надеюсь, он у вас реально получится. Я вижу, как всё больше и больше спортивных объектов подключаются буквально с каждой неделей. Но многие предпочитают жить по-старинке, буквально охраняя свой клуб от внедрения чего-то нового, непонятного. Надеюсь, что Fitstarter будет развиваться, продвигая новые идеи в развитии тенниса.

БУДЬ В КУРСЕ И ПРИХОДИ НА ТЕННИС!

* введен некорректный e-mail
ST. PETERSBURG
LADIES TROPHY 2019

28.01 - 03.02

ЖЕНСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР

ST. PETERSBURG
OPEN 2019

16.09 - 22.09

МУЖСКОЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ТЕННИСНЫЙ ТУРНИР

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ БИЛЕТНЫЙ ПАРТНЕР
ОФИЦИАЛЬНЫЙ БИЛЕТНЫЙ ПАРТНЕР
ОФИЦИАЛЬНЫЙ БИЛЕТНЫЙ ПАРТНЕР
Продажа билетов осуществляется ТОЛЬКО у официальных партнеров мероприятия